Перейти к содержимому


Острый хронический Катар

Россия Катар Польша

В теме одно сообщение

#1 nessie264

    Переводчик

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 10 152 сообщений
  • LocationРоссия Снежинск-Тольятти

Отправлено 23 Январь 2012 - 02:52

Изображение



ОСТРЫЙ ХРОНИЧЕСКИЙ КАТАР


Григорий Тинский

23.01.2012

Изображение
Маленькое государство Катар, расположенное на Аравийском полуострове, и насчитывающее всего около 1 миллиона 700 тысяч жителей, в последнее время все более активно заявляет о себе в международных делах. Абсолютная монархия, которая с помощью принадлежащей ей телекомпании Аль-Джазира пропагандирует демократические ценности, союзник США, предоставляющий свою территорию для военной базы Ас-Салиях, ставшей центром управления коалиционными войсками НАТО в ходе агрессии против Ирака, участник операции НАТО в Ливии, будущий центр переговоров афганского правительства с талибами, и еще много довольно странных инициатив для столь незначительного, но крайне амбициозного игрока на международной арене.

В последнее время Европейские страны проявляют обеспокоенность и в связи с растущей инвестиционной активностью Катара на территории ЕС. Разбогатевший на продаже нефти и газа Катар пытается вкладывать свои нефте и газо доллары в экономику Европы. Идя по стопам наших олигархов, он приобрел парижский футбольный клуб Paris Saint-Germain, одновременно заключив контракт с итальянским тренером Карло Анцелотти. Теперь объявлено о создании инвестиционного фонда объемом 50 миллионов евро для финансирования инфраструктурных проектов в предместьях Парижа. Эти шаги Катара стали объектом критики со стороны лидера Национального Фронта Франции Марин Ле Пен. Во время пресс-конференции 13 января с. г. она заявила, что Франция позволяет иностранному государству выбирать регионы для инвестиций в зависимости от религиозной принадлежности людей в них проживающих (то, что предместья Парижа говорят по-арабски, известно всем).

Покупка популярного французского футбольного клуба, очевидно, является попыткой создания репутации футбольной страны, которая непонятно почему стала столицей футбольного Кубка мира 2022 года. Чем бы ни руководствовались власти Катара, инвестируя в парижские арабские предместья, обвинения Марин Ле Пен в двойной игре им будет парировать очень трудно. Действительно, как объяснить, с одной стороны, имидж преданного партнера Запада и борца за демократию и, с другой стороны, откровенную поддержку панисламизма в странах «арабской весны»? Есть и другой вопрос, адресованный Ле Пен президенту Франции: «Каким образом абсолютная монархия, исповедующая панисламизм, и активно поддерживающая самый экстремистские мусульманские движения, стала привилегированным партнером Франции в экономической, финансовой, политической и военной областях?»

«Засветились» катарские инвесторы и в другой европейской стране — Польше. Первые шаги на польском рынке были предприняты ими еще в 2009 году. «Проводником» в этой неизвестной для них стране катарцы избрали весьма интересную личность — ливанского торговца оружием Абдула Рахмана Эль-Ассира. Этот «знаток» польского рынка был в 2008 году фигурантом громкого скандала, связанного с незаконными поставками оружия в Грузию польским оборонным холдингом «Bumar». Тогда Эль-Ассир, который, в свою очередь, представлял интересы могущественного некогда саудовского миллиардера Аднана Кашогги, не успел получить причитающиеся ему комиссионные от польско-грузинской оружейной сделки по причине арестов и увольнений руководства Bumara. Теперь он предпринял новую попытку получить свои заработанные тяжким трудом миллионы под прикрытием именно катарских «инвесторов».

Сам Эль-Ассир фигура слишком интересная, чтобы не ознакомить с его яркой биографией российского читателя. По информации польской «Газеты Выборчей» он широко известен в мире, как торговец оружием, наркотиками и специалист по «отмыванию грязных денег». Еще в середине 80-х годов прошлого века он выступал посредником между французским и перуанским правительствами в сделке по продаже 26 самолетов Mirage 200. Тогда первоначальная стоимость контракта в 600 миллионов долларов была завышена на сто миллионов, оказавшиеся случайно в карманах Эль-Ассира и правительственных чиновников обеих стран. В Португалии ливанец до сих пор разыскивается за хищение 40 миллионов евро из банка Grupo Banco Portuguęs de Negócios, где он получал кредиты на подставные фирмы. Свою деятельность в Испании он свернул после скандала с комиссионными за поставки испанского оружия в Марокко.

Один из самых громких скандалов с участием Эль-Ассира связан с поставками оружия в Саудовскую Аравию. В 1994 году французское правительство, возглавляемре в ту пору Эдуардом Балладюром, подписало контракт на поставку подводных лодок Agosta за 850 миллионов долларов и двух фрегатов за 3 миллиарда долларов в эту «просвещенную» монархию. Посредниками выступили сам Эль-Ассир и второй ливанец — Зиад Такеддин. Комиссионные посредников составили 100 миллионов долларов. Кроме ливанцев в сделке посредничали и пакистанские генералы. В 1995 году вновь избранный президент Жак Ширак распорядился не выплачивать комиссионные. В мае 2002 года, через семь лет после описываемых событий 11 сотрудников французской военной верфи погибли в результате взрыва бомбы в Карачи. Вначале подозрение пало на Аль-Кайду, но в результате расследования французской разведки было установлено, что террористический акт организовали пакистанские военные в отместку за неполученные комиссионные.

И вот человек с такой биографией был избран Катаром для представления его интересов на польском рынке. Сначала объектом интереса арабских инвесторов были объявлены знаменитые польские верфи, в том числе колыбель польской бархатной революции — Гданьская верфь. Эль-Ассир даже внес положенный для участия в инвестиционных торгах залог в сумме 8 миллионов долларов. Однако вскоре выяснилось, что сделка не состоится, поскольку покупка верфей была очень сложно увязана с получением комиссионных за сделки по продаже оружия в Грузию в 2008 году. Польское Агентство Внутренней Безопасности в результате прослушивания телефонных разговоров катарцев с их польскими контрагентами пришло к выводу о том, что кроме ущерба, ничего другого продажа верфей польской казне не принесет. Пришлось катарским инвесторам не солоно хлебавши возвращаться на аравийский полуостров.

Желание катарской монархии угнездиться в Европе и ее дурная репутация в странах, которые принято относить к развитым, заставило катарских инвесторов предпринять еще одно усилие по реализации своих бизнес-проектов в Польше. Прельстив поляков, испытывающих исторический дискомфорт от своей энергетической зависимости от России, проектом строительства газопорта в Балтийском порту Свиноустье, в Варшаву в ноябре прошлого года прилетел даже сам монарх — эмир Катара Хамад ибн Халифа ас-Сани. Польская пресса просто захлебнулась от восторга, описывая четыре роскошных Эйрбасов, которыми прилетел в аэропорт имени Шопена эмир и его многочисленная свита.
Изображение
Президент Польши Б. Коморовский пожимает руку катарскому эмиру

Пожалуй, единственным СМИ усомнившимся в чистоте намерений инвесторои из Катара стал сайт Евроислам, опубликовавший текст Яна Вуйцика под заголовком «В сказках Тысячи и одной ночи мы играем роль слепого нищего». Польский аналитик считает, что Катар не может быть инвестором в Европе, поскольку вся внешняя политика этого государства подчинена цели усиления влияния суннитского ислама в мире и поддержки экстремистских суннитских организаций. Участие Катара в операции НАТО в Ливии он объясняет желанием укрепить Ливийскую исламскую группу Борьбы, возглавляемую Абдул-Азиз Белхаем, и причисленную бритаснкими властями к террористическим организациям. Ян Вуйцик вслед за Марин ле Пен обвиняет Катар в идеологизированной инвестиционной политике — он считает, что в Европе проживает слишком большое количество мусульман-суннитов, чтобы наивно полагать будто катарские инвестиции не имеют религиозно-политического аспекта.

Инвестиционная активность разбогатевших на нефти мусульманских монархий в условиях европейского экономического кризиса начинает вызывать опасения у европейцев не только в Польше. В оборот даже запущено хлесткое словечко «финансовый джихад». Ярким представителем этого нового направления в финансовой политике является Исламский Банк Катара. Главным советником по вопросам шариата в этом замечательном финансовом учреждении является суперрадикальный исламист — шейх Юсуф Аль-Карадави.

Изображение
Юсуф Аль-Карадави

Прославился шейх не на ниве финансового менеджиента, а в качестве идеологического лидера знаменитого Мусульманского Братства. Ранее он исполнял аналогичную роль в американском Банке Аль-Таква, закрытого Министерством финансов США за финансирование Аль-Кайды. Аль-Карадави известен также своими хвалебными высказываниями о Гитлере и организацией Union of Good — объединения 57 мусульманских благотворительных фондов, включенных министерством юстиции США в список организаций, финансирующих терроризм. Исламский банкинг, по мнению шейха Аль-Карадави, высказанному им в интервью ВВС еще в 2006 году, — это «использование денег, полученных в соответсвии с шариатом, для джихада, поскольку Аллах учит нас, что бороться с нашими врагами мы должны не только оружием, но и деньгами».

Всё это позволяет сделать вывод о том, что катарские «инвесторы» не напрасно вызывают опасения у французов и поляков. Катаром желудка в XIX веке называли современный гастрит — предвестник язвы. Слабеющий в результате кризиса Западный мир такой язвы может и не пережить. Кстати, в Индии словом «катар» называют кинжал «джамадхар» или «клинок бога смерти». Тоже весьма подходящее название.


http://win.ru/konspi...giya/1327302088

#2 nessie264

    Переводчик

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPip
  • 10 152 сообщений
  • LocationРоссия Снежинск-Тольятти

Отправлено 23 Январь 2012 - 02:59

Изображение

КАТАР: ТРЕТЬЯ МОДЕЛЬ ЭКСПАНСИИ.
В борьбе за лидерство в арабском мире эмират комбинирует методы Саудовской Аравии и Запада


Сергей Балмасов

25.11.2011



Изображение
Ат-Тани грамотно пытается оседлать исламисткую волну и рассчитывает, что в момент, когда светские режимы падут, ему удастся пожать все лавры, опередив Саудовскую Аравию. И стать если не главным, то одним из главнейших центров арабо-мусульманского мира. Запад, использовав Катар в качестве «дубинки» для достижения своих целей в Ливии, рискует столкнуться с целым рядом непредвиденных последствий. Сейчас Катар стремится закрепить за собой результаты победы, что не может не волновать Евросоюз.

2011 год можно смело называть «годом Катара». События в Сирии и особенно в Ливии служат наглядным подтверждением появления новой региональной державы, название которой еще недавно мало что говорило простым обывателям. Пример катарского успеха на том же ливийском фронте наглядно говорит о том, вовсе не обязательно иметь большую площадь, многомиллионное население и мощные вооруженные силы для того, чтобы быть активным и успешным игроком большой политики.

Именно Катар сыграл одну из ключевых ролей в падении своего старого идеологического врага Каддафи. Казалось бы, обладая вооруженными силами численность в 12300 человек, нечего и рассчитывать на успех в военном противостоянии. Разумеется, несколько сотен катарских военных, направленных в Ливию, были неспособны сломить Полковника без помощи авиации НАТО.

Впрочем, участие военнослужащих Катара имело лишь вспомогательное значение. Куда большую роль в ливийском успехе Дохи сыграли дипломатические усилия, финансовая поддержка и умелое ведение информационной войны. Так, агрессии НАТО против Ливии предшествовала приостановка её членства в Лиге арабских государств (ЛАГ), которую активно продвигала Доха. Именно Катар выступил одной из главных площадок реализации замысла по свержению Каддафи. Здесь, в частности, обсуждалось изменение стратегии и тактики борьбы против Полковника, которого не удалось свергнуть «с ходу».

Немалое значение имело и финансовое обеспечение действий как повстанцев, так и Запада. Катар использовал для этого наемников, услуги которых, как выясняется сейчас, оплачивались из Дохи. Одним из секретов, почему, несмотря на громадные военные расходы, НАТО практически не снижало темпы нанесения ударов по Ливии, были катарские деньги. Именно благодаря ним альянс и покрыл часть расходов на свержение Каддафи. Кроме того, именно Катар с его телеканалом «Аль-Джазира» стал одним из главнейших центров ведения информационной войны против Каддафи.

Аппетит приходит во время еды: после Ливии — Сирия

Теперь катарский эмир, войдя во вкус, активно пытается свергнуть и президента Сирии Асада. Сейчас мы наблюдаем успешную реализацию первого этапа по изоляции этой страны в арабском мире. Ат-Тани старается громче всех крикнуть о массовых нарушениях прав человека в этой стране, пытаясь взять в свои руки реализацию антисирийских инициатив. Достаточно обратить внимание на личную активность Его Величества, не поленившегося лично приехать в Дамаск, чтобы предложить Асаду изначально невыполнимый ультиматум с последующей «поркой» в ЛАГ. Весь этот спектакль был призван продемонстрировать значимость крохотного Катара среди арабских стран и создать ощущение того, что именно он задает тон в регионе.

Показательно, что пока это у него получается. Удивительным образом даже те страны, с которыми у катарского эмира были, мягко говоря, не простые отношения, вроде Алжира и Судана, в данном случае невольно пляшут под его дудку. Сейчас Ат-Тани не скрывает, что готов профинансировать и свержение Асада, заявляя, что выделит на возможную военную операцию против сирийского режима 100 млрд долларов.

Катар выбирает «британскую модель»

Изначально основу могущества Катара составили «газовые», а не нефтяные деньги. Наладив производство сжиженного газа, это государство, с точки зрения Запада является более важнейшим энергетическим партнером. А наличие колоссальных денежных средств, вырученных от реализации «голубого золота» способствовало появлению амбиций в лидеры не только арабского, но и мусульманского мира.

Эта тенденция стала проявляться еще с середины 1990-х гг. В этот период катарский режим не только грамотно вкладывает деньги в экономику, рассчитывая в будущем использовать эти средства как политический рычаг, но и умело применяет передовые достижения Запада в сфере помощью масс-медиа.

В 1996 году Ат-Тани обзавелся собственным рупором, телеканалом «Аль-Джазирой». Создание и последующая раскрутка этого телеканала при помощи британских менеджеров является одной из главных составляющих катарского успеха. Его наличие дало Катару мощнейшее оружие в информационных войнах. Сегодня фальсификации и постановочные сюжеты «Аль-Джазиры» без тени сомнения проглатываются даже публикой, скептически настроенной по отношению к западным СМИ.

Пока что Ат-Тани является, с точки зрения непримиримых исламистов, «лакеем Запада». Однако то, что они ощущают, слушая и просматривая «Аль-Джазиру», вполне отвечает их чаяниям. И, как следствие, волей-неволей заставляет многих примириться с «западными делишками» Его Величества. Как известно, лакмусовой бумажкой относительно уровня исламизма того или иного лидера в мусульманском мире является отношение к Палестине и Израилю. С этим у Его Величества все в порядке. Чего, к примеру, стоит его недавняя дружба с ХАМАС?

Кроме того, эмират использует тесные связи со многими полевыми командирами и лидерами оппозиции стран Ближнего и Среднего Востока. Более того, следуя примеру Великобритании, Катар сознательно превратил свою территорию в заповедник для разного рода «политических беженцев», рассчитывая в будущем их использовать в своих интересах. Правда, как продемонстрировал факт ликвидации одного из лидеров чеченских боевиков Зелимхана Яндарбиева, подобная политика может привести к трениям с большими державами.

В 2004 году Катару пришлось не только выпустить российских граждан, обвиненных в покушении на Яндарбиева, но еще и согласовывать свои действия с Москвой в газовой сфере, где между двумя государствами наблюдалась конкуренция. Впрочем, в условиях сравнительной узости газового рынка по сравнению с нефтяным, у Москвы и Дохи появился шанс договариваться и влиять на ценообразование по голубому топливу. Достаточно вспомнить катарскую инициативу создания «газовой ОПЕК».

Катар и Саудовская Аравия: «новаторы» обходят «догматиков»

Одной из первых попыток Катара опробовать собственные силы в глобальной политике стала недавняя попытка отстранения от власти суданского президента аль-Башира. Несмотря на то, что она не достигла всех поставленных целей, определенный результат все же был достигнут: Катар продемонстрировал собственную значимость не только в глазах арабского мира, но и Запада, обрушившегося на суданского лидера с обвинениями по поводу преступлений в Дарфуре.

Впрочем, катарские амбиции явно идут вразрез с тем, что делает Саудовская Аравия, которую своими умелыми действиями Катар уже начинает затмевать. Самыми вызывающими, с точки зрения саудитов, шагами, являются дипломатический флирт Катара с Ираном и «происки» Ат-Тани в Йемене. Доха, на словах представляющая себя посредником в деле урегулирования йеменского кризиса, активно «подкармливает» антисаудовски настроенную оппозицию. Причем не светскую из Таиза, а куда более радикальную из «Ислаха», орудующую в Сане.

Ат-Тани грамотно пытается оседлать исламисткую волну и рассчитывает, что в момент, когда светские режимы падут, ему удастся пожать все лавры, опередив Саудовскую Аравию. И стать если не главным, то одним из главнейших центров арабо-мусульманского мира.

Консервативность саудовских правителей лишает их возможности маневра и многих потенциальных союзников. Несомненно, благодаря колоссальным деньгам, саудиты добиваются определенных успехов в создании ваххабитских ячеек по всему исламскому миру. Однако катарцы не замыкаются на работе с маргиналами и оппозицией. Как показывает практика, они готовы извлекать выгоду из отношений как с исламской оппозицией, так и противостоящим им властями.

Катар работает практически со всеми, кто может принести ему пользу. В отличие от саудитов, Ат-Тани легко меняют тактику глобальной игры. Это, например, демонстрируют связи Ат-Тани с нынешними светскими правителями Алжира. Казалось бы, чем лучше тот же Бутефлика Каддафи или Асада? С позиции исламиста Ат-Тани, он хуже и того и другого, поскольку активно боролся и борется против исламистов. И не в последнюю очередь благодаря алжирским усилиям так долго держался Каддафи.

Тем не менее, Ат-Тани активно обхаживает Бутефлику, минимум раз в полгода наносит ему личные визиты и даже участвует с ним в соколиной охоте, демонстрируя тесный характер «особых отношений». Казалось бы, к чему Его Величеству такие унижения перед «узурпаторами» и врагами «истинной веры»? А все потому, что Ат-Тани не прочь выгодно вложить деньги в нефтегазовый комплекс Алжира. И на этом поле Катар вполне может составить серьезную конкуренцию старому союзнику — Франции, которая также активно интересуется алжирскими углеводородами.

Катар — новый конкурент Китая в Африке?

Свержение Каддафи привело к коренному изменению ситуации в Африке. Угрозы, исходящие от исламистов, выросли на порядок. Как известно, благодаря своим старым связям с целым рядом африканских политических деятелей и их регулярной финансовой подпиткой Полковник играл очень серьезную роль на Черном континенте. Каддафи поддерживал светские режимы с панафриканской идеологией, которые теперь остались один на один «группами джихада».

Если учесть, что в феврале 2011 г. пал другой катарский недоброжелатель, Мубарак, у Катара почти не осталось соперников в арабском мире для захвата ключевых позиций в экономике Черного континента. Алжир, несмотря на его видную политическую роль в Африке, явно не тянет на серьезного конкурента в экономике.

Однако не надо думать, что образовавшуюся нишу некем заполнить. Катарский эмир тратит деньги от реализации углеводородов не только на поддержку радикалов и свержение светских режимов, но и вкладывает их в интересующие его отрасли промышленности. В первую очередь, сырьевой. В Африке для этого достаточно широкие горизонты.

Однако не следует думать, что Черный континент падет к стопам Его Величества. Китай, у которого на порядок больше возможностей и который не склонен навязывать своим партнерам идеологические установки, явно находится в более выигрышном положении.

Ат-Тани и Евросоюз: неприятные последствия катарского рывка

Запад, использовав Катар в качестве «дубинки» для достижения своих целей в Ливии, рискует столкнуться с целым рядом непредвиденных последствий. Сейчас Катар стремится закрепить за собой результаты победы, что не может не волновать Евросоюз. Ведь после смерти Каддафи его противники начали делить власть и катарский эмир, пользуясь ситуацией, пытается «подмять» Ливию под себя. Хотя это идет вразрез с интересами Франции, на которую во многом Катар завязан экономически.

Как известно Запад сделал ставку на «либеральный» костяк ПНС, тогда как Катар — на исламистов. Доха продолжает финансировать и снабжать оружием последних, и исламисты уже начинают прибирать к рукам власть в стране. Но люди Ат-Тани на этом не останавливаются: они открыто вмешиваются в формирование структур исполнительной власти Ливии. Не ограничиваясь получением их ставленниками политических командных высот (успех Катара явно заметен на примере списка персоналий нового муниципалитета Триполи), они уже делают указания, как строить новую Ливию.

Разумеется, это вызывает раздражение в ПНС. Явно претендующий на роль «главного либерала» и проводника западных интересов в стране Али Тартуни открытым текстом дал понять Катару, что следует «стучать в дверь, прежде чем в нее заходить, а не наоборот».

Тем самым он дал соответствующий сигнал своим западным покровителям, которые уже не смогли равнодушно наблюдать за тем, как Катар прибирает Ливию к рукам. Не случайно французский президент Саркози в октябре провел тайную встречу с катарским эмиром Бен Халифа Ат-Тани, передав ему западные «пожелания» впредь «более тесно координировать действия в Ливии с ПНС». Фактически, пользуясь давними доверительными связями между французским и катарским руководством, он выразил коллективное мнение стран НАТО по этому вопросу.

Конечно, полностью игнорировать интересы Запада, являющегося гарантом безопасности Катара, эмир не может. Но он явно не намерен целиком и полностью выполнять «пожелания» Саркози. Ведь, во-первых, в данном случае можно говорить о взаимной зависимости Катара и его западных друзей: Ат-Тани прекрасно понимание значение катарского газа для ЕС. Во-вторых, стороны явно не будут ссориться раньше времени, когда на кону стоит решение судьбы Сирии.

Между тем, Катар явно находится в более выигрышной позиции по Ливии, чем французы. И дело не только в том, что на словах катарский эмир может пообещать им все, что угодно, а на деле продолжать негласно поддерживать ливийских радикалов. Достаточно вспомнить о том, что НАТО уже прекратило операцию в Ливии, тогда как сотни катарских военных все еще продолжают находиться на ливийской земле и оказывать заметное влияние на события в этой стране.

http://win.ru/inform...ojny/1322165627





Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 анонимных